Российские микроэлектронные проекты на встрече в Стенфорде и на российском Первом канале телевидения

Только что вернулся со встречи в Стенфорде с новым российским послом Анатолием Антоновым. Его представил бывший американский посол Майкл Макфол, после чего Антонов произнес речь про текущие российско-американские отношения, концентрируясь на сотрудничестве а области контроля над вооружениями, борьбе с терроризмом и экспорте российской культуры в виде балета.

Я был удивлен до глубины души, что Антонов не сказал ни слова о совместных проектах российских и американских компаний, поднялся, показал ему плату с чипом для умных камер ELISE (Калифорния — Зеленоград — Лондон), сказал пару слов о российском процессоре Байкал-Т и его калифорнийских партнерах (Synopsys, MIPS), после чего спросил, как российское посольство работает, чтобы увеличить количество такого рода кооперации:

Посол ответил, что он только что встретился в Нью-Йорке с парой сотен представителей бизнеса и российское посольство над этим разумеется работает. Но процессу мешают санкции (про санкции посол рассуждал довольно долго).

После меня вопросы задали еще пару десятков человек: про политических заключенных, про обмен пленными, про Украину, про демонизацию Путина в американских СМИ, и что бы могли делать российские студенты для улучшения российско-американских отношений (этот вопрос был задан предпоследним и в пылу ответа на последний вопрос Антонов на это не ответил, а жаль).

Я ожидал большое количество украинских вопросов, но их было мало, и они были какие-то странные. Например один товарищ из Украины спросил: «Как вы думаете, после каких именно санкций Россия перестанет вмешиваться в Украину ?»

Почему я считаю этот вопрос странным? Потому что, согласно моей интерпретации, этот вопрос подразумевает, что Украина типа может попросить США наложить достаточное количество санкций, после чего США непременно удовлетворит просьбу партнера по демократии, и вопрос будет решен.

Посол ответил в таком духе, что во время второй мировой войны все республики СССР вместе собрались в единый кулак, чтобы отразить нападение фашистской Германии, что означает крепкие связи между народами, и что и сейчас на Украине сейчас есть много людей, которые считают своей общую российско-украинскую культуру, и что интересы этих людей требуют участия России в процессе. Также посол прошелся по минским соглашениям и сказал, что ожидает от правительство Порошенко их выполнения.

Потом американский товарищ старшего возраста сказал что он работает в Ливерморской лаборатории и спросил, почему бы России не увеличить сотрудничество в контроле разработок ядерных вооружений. Посол сказал, что он только за, если это взаимно.

Тема взаимности возникла еще раз, когда некая женщина (насколько я помню) спросила, откуда начался нынешний российско-американский антагонизм. Посол сказал, что в 1990-е годы со стороны России было слишком много уступок, это привело к дисбалансу и реакции.

При этом он делал вот такое выражение лица:

Публики в зале было много. Прессы тоже. Состав публики был смесью из публики, типичной для мероприятий Макфола, и публики, типичной для мероприятий российских организаций:

  • Пожилые американские политологи, которые помнят еще Кеннеди и Хрущева, а Холодная Война для них была только вчера
  • Русские, которые ходят на оппозиционные митинги в Сан-Франциско (оппозиционные против Путина, не против Сан-Франциско). Например была Анастасия Попова, которая устроила несколько митингов: за Немцова и как нам обустроить Россию после Путина. Популярность мероприятий Анастасии не очень высока, так как она на митингах говорит начальственным тоном, который, чтобы слушались, надо заслужить.
  • Люди из российского посольства, американского представительства РОСНАНО, связанных с Россией венчурных фондов (Александра Джонсон)
  • Студенты-политологи Макфола — это для них практика
  • Представители русско-эмигрантских сайтов и СМИ разной направленности (например Slavic Sacramento)
  • Стенфордские гуманитарии из славянских штудий, социологии и т.д.
  • И прочие: например американцы, интересующиеся теориями заговора (на таких мероприятиях они находят подтверждения своих теорий)

Среди гуманитарных политологических девушек встречаются довольно симпатичные:

Под конец я сфотографировался с российским послом:

А Макфол начал раздавать интервью Славянскому Сакраменто:

А я начать рассказывать еще двум русским девушкам про чип от Элвис-Неотек, пока нас не выгнала стенфордская тетка под предлогом, что тут это делать нельзя (правда что именно «это», она не уточнила):

Недавнее видео о компании Элвис-НеоТек:

Сюжет про чип ELISE в программе Время Вперед:

Вообще я впервые услышал слово «Макфол» и заинтересовался политическими тусовками в Стенфорде от Евгении Альбац, которая ведет журнал The New Times и в котором недавно появилась статья, которая отражает общий дух скрещивания оппозиционизма и технологий, который слегка витал на сегодняшней тусовке:

UPD: Встречу показали по первому каналу российского телевидения в prime time. Я там с 40 секунды:

https://www.1tv.ru/news/2017-12-02/337213-posol_rossii_v_ssha_anatoliy_antonov_vystupil_pered_studentami_stenfodskogo_universiteta

И еще видео с встречи:

About Юрий Панчул